В МЕТАЛЛОСТРОЕ БУДУТ ПЛАВАТЬ И КАТАТЬСЯ НА КОНЬКАХ

Фонд поддержки социальных инициатив Газпрома приступает к строительству крытого спортивного комплекса без трибун в поселке Металлострой Колпинского района Санкт-Петербурга. Физкультурно-оздоровительный комплекс будет предназначен для учебно-тренировочных занятий по хоккею с шайбой,…
Подробнее…

В городе прибавилось новых памятников: Совет по сохранению культурного наследия провел ревизию вновь выявленных объектов.

В центре города под охрану взяли почти все предложенные здания, а вот ностальгическую окраину — Ржевку — уберечь от исключения из реестра не удалось. Не решился вопрос и с трампарком Леонова на Среднем проспекте. За обсуждением с интересом наблюдал корреспондент «Фонтанки».

Трактовка понятия «объект культурного наследия» несколько изменилась. Теперь их судьбу оценивают с точки зрения «как усложнить жизнь инвестору» и с оглядкой на Генплан. Так, в Центральном районе обсуждалась судьба 98 вновь выявленных памятников. «У большинства членов Совета не было никаких возражений против того, чтобы отнести эти здания к памятникам регионального значения, — сообщил Борис Кириков, заместитель председателя Совета. — Замечания были только у двоих, причем один из сомневающихся — я».

По мнению Кирикова, не достоин охранного статуса особняк Столыпина на Гагаринской, 5. «Когда он строился, Столыпина уже убили, и никакого исторического значения этот дом не имеет — в нем Петр Аркадьевич никогда не бывал. А архитектура — вполне средняя», — пояснил он свою точку зрения. Вызвали у эксперта возражения и учебная электроподстанция на Кленовой улице — «симпатичная, но не уверен, что достойна считаться памятником», здание глазной лечебницы на Моховой, 38 — «это тот самый сухой казарменный классицизм, из-за которого Гоголь так долго и издевался над Петербургом», дом Шмюкенга на Белинского, 11 — «заурядный модерн» и здание на Дворцовой набережной, 20 — «в основе оно первой трети 18 века, но у нас весь город такой в основе».

Слово взял заместитель председателя Совета Владимир Лисовский, у которого тоже были возражения по поводу списка. «Я высказывал свои замечания около полугода назад, но с тех пор произошли некоторые события, — начал он. — И после недавних решений по нашему городу, о которых мы все хорошо знаем, у меня желание забрать все свои возражения обратно». По словам Лисовского, сомнения вызывала уже упоминавшаяся подстанция на Кленовой. «Многострадальное место — кто над ним только не измывался, — заметил он. — С градостроительной точки зрения то, что она тут поставлена, — абсолютный нонсенс. Но, с другой стороны, не дашь ей статус — облегчишь жизнь инвестору, который пожелает что-то несуразное построить. Так что пусть уж лучше она будет памятником».

Сомневался Лисовский и по поводу водонапорной башни на Шпалерной улице. «С градостроительной точки зрения она меня всегда раздражала — не должно это сооружение тут торчать. Но уж больно место лакомое — я так и вижу спешно вырастающие на этой территории небоскребы, поэтому — никаких исключений!» — чистосердечно заявил зампредседателя Совета.

В итоге на голосование поставили три объекта — особняк на Белинского, 11, дом на Дворцовой, 20, и градостроительно провинившуюся электроподстанцию. Два первых большинством голосов получили статус памятников регионального значения, подстанцию все-таки исключили. «Ну, и нестрашно: этот дом находится в частной собственности, — заметила председатель КГИОП Вера Дементьева. — Ему ничего не грозит».

Далее Совет по культурному наследию познакомили с результатами обследования квартала 35, района Ржевки, которое выполнила по заказу КГИОП мастерская «Арс». Собравшимся представили картинки разрушающихся домов, непроезжих дорог и покосившихся заборов. «Это депрессивная территория (члены Совета ощутимо вздрогнули — прим. ред.), просто страшно подумать, как здесь живут люди», — рассказывала эксперт Елена Лущеко. Связной застройки там, по ее словам, не сохранилось. «Мы планировали взять под охрану деревню Ржевка — там была площадь, можно было бы сберечь историческую планировку, но в 2008 году построили развязку КАД, и охранять стало нечего», — сообщила она.

Присвоить статус памятников регионального значения предложили единственному уцелевшему ансамблю построек Главного артиллерийского и Морского полигона и шести отдельно стоящим зданиям. Борис Кириков предпринял попытку доказать, что сохранять надо всю территорию. «Это памятники местного значения, необходимо сохранить всю историческую среду целиком», — возмутился он. Его мнение разделили и другие члены Совета, но вмешался зампредседателя КГИОП Алексей Комлев, который сообщил, что квартал 35 предназначен под комплексное освоение территорий.

Ситуация оказалась тупиковой. Всем было очевидно, что при комплексной застройке о сохранении отдельных объектов не может быть и речи («Эта застройка все сметет», — мрачно высказался Кириков), а брать территорию под охрану целиком нельзя. «Вас не похвалят жители тех домов, которые вы намереваетесь сделать памятниками, — предупредил Комлев. — Там же нет никаких инженерных сетей, половина этих домиков разваливается на глазах. Люди несколько лет умоляют, чтоб их переселили». В итоге было принято Соломоново решение — под охрану взять отдельные объекты, а для всей территории разработать режим охраны.

Комплекс сооружений второй очереди Петроградского городского трамвая (или трампарк Леонова) снова остался в подвешенном состоянии. Под охрану взяли два «полусарая», а вопрос о статусе зданий, выходящих на Средний проспект В.О. так и остался не решенным: Вера Дементьева предложила «повременить с решением». Напомним, на июньском заседании Совета по культурному наследию уже предлагалось исключить их из списка, но эти намерения вызвали резкие возражения.

Решили повременить и с определением статуса жилого дома бумагопрядильной и трикотажной Никольской мануфактуры на Выборгской набережной, 59, корпус 1. На сей раз почему-то неожиданно помешало отсутствие кворума. Судьба дома, за сохранение которого проголосовало 5 человек и против — 4 (включая Дементьеву), пока не определена. Зато ночлежному дому в память А.Е. Прокофьева на Московском, 87, охранный статус присвоили единогласно.

Кира Обухова, «Фонтанка.ру»