СТРОИТЕЛЬНЫЕ МАГАЗИНЫ ПРОДОЛЖАЮТ РАБОТАТЬ

В Санкт-Петербурге несмотря на объявленную нерабочую неделю продолжили работать крупные строительные  гипермаркеты и базы. Так, в понедельник 30 марта, открыли свои двери для покупателей гипермаркеты «Максидом», Леруа- Мерлен, в режиме…
Подробнее…

Волна обсуждений Правил землепользования и застройки Петербурга докатилась до ЗакСа.

Как ни удивительно, критика, прозвучавшая при обсуждении депутатами городского парламента Правил, полностью совпадала с теми замечаниями, которые представители общественности (причем самого разного «политического окраса») высказывали на районных общественных слушаниях.

По мнению депутатов, входящих в постоянно действующую Комиссию по городскому хозяйству, градостроительству и земельным ресурсам, предложенный на рассмотрение проект ПЗЗ очень далек от совершенства. Уже поданы поправки от 37 депутатов по частным вопросам и конкретным адресам и 15 поправок от комиссии в целом – по общегородским проблемам. И это число, по-видимому, не окончательное.

И ввысь…

Комиссия определила четыре направления работы. Самой острой критике со стороны депутатов подвергся самый больной городской вопрос – высотный регламент. Представители законодательной власти сочли его недоработанным.

По мнению Сергея Никешина, появление зоны 8 – территории, на которой регламентирована только минимальная высота, а верхний предел не ограничен – чревато печальными последствиями. «Высоты определялись, исходя из того, насколько здание не будет видно из исторического центра. Но если существует зона, в которой можно строить здание любой высоты, то теоретически здесь можно будет возвести километровую башню. И уж ее точно будет видно из любой точки города», — предположил он. Алексей Ковалев, руководствуясь такими же соображениями, потребовал установить верхний предел для зданий, которые планируется построить на намывных территориях в западной части Васильевского острова.

Виктор Евтухов выступил против предложенной концепции застройки Московского района. «Сколько там будет доминант? Не будет ли это выглядеть странно?» – поинтересовался он и добавил: «Не хотелось бы за высотными доминантами потерять лицо Петербурга». Сергей Никешин заметил, что точно также странно выглядит кусочек на проспекте Энгельса, на котором установлена мексимальная высота 80 метров при высоте всех остальных зданий в 18-ть.

Коллег поддержал Вадим Войтановский, напомнивший о застройке терроритории вокруг Новодевичьего монастыря. «Вообще-то, там находится кладбище. И окна квартир в этих домах будут выходить на кладбище, но в конце концов это – проблема жильцов, — заметил он. – Но Градостроительный кодекс требует учитывать границы объектов культурного наследия и зоны их охраны. А тут допустимая высота установлена в 73 метра, да и на Бадаевские склады уже полезли строить высотки».

Представлявший проект ПЗЗ заместитель председателя Комитета по градостроительству и архитектуре Виктор Полищук сообщил, что вопрос о ситуации с застройкой территорий вокруг Новодевичьего монастыря «активно обсуждается», и когда Комиссия по землепользованию и застройке примется рассматривать все поправки к ПЗЗ, «он уже обещает стать одним из ключевых». По поводу высотного строительства в Московском районе и на намывных территориях замглавы КГА рассказал о том, что «второй пояс застройки – спальные районы – хотели освободить от регламентов», «высотное здание в устье Смоленки планировал еще после войны тогдашний главный архитектор Ленинграда Баранов». Впрочем, депутатов эти объяснения не убедили.

И вглубь…

Вторым по значимости направлением члены Комиссии назвали регламентирование подземного строительства. По их мнению, подземное строительство в Петербурге начинает развиваться очень активно, заявлены крупные проекты, но никаких регламентов на освоение подземного пространства не существует.

В ответ на вопросы, будет ли включен в ПЗЗ раздел, относящийся к строительству под землей, Виктор Полищук объяснил, что для разработки подобных регламентов необходима помощь юристов. «Тут возникает очень много коллизий. Например, площадь Восстания – территория общего пользования. ПЗЗ относятся только к сформированным земельным участкам. И как тут определять границы подземных земельных участков? Кроме того, подземные работы ниже определенной глубины регулируются уже Законом о недропользовании, и при разработке регламентов застройки придется как-то увязывать между собой и эти законы».

Отметим, что полгода назад Комиссия по городскому хозяйству, градостроительству и земельным ресурсам проводила заседание, посвященное подземному строительству. И Надежда Герр, начальник судебно-правового отдела Комитета по строительству, указывала на отсутствие необходимой правовой базы для разработки проектов подземных пространств. На сегодняшний день проектов освоения подземного пространства заявлено множество, но нормативно-правовая база так и не появилась.

И внутрь…

На необходимость внести в ПЗЗ недостающие параметры – показатель плотности застройки и коэффициент использования территории указал Сергей Малков: «Непонятно, куда они делись?». На что чиновник спокойно отвечал: эти показатели исключены «по пожеланию бизнес-сообщества». «Мы сделали попытку регулировать плотность при помощи косвенных параметров – высота застройки, количество машиномест и площадь озеленения», — добавил он.

Объяснение депутатов не удовлетворило, и Сергей Никешин распорядился подготовить поправку. Правда, как сообщил Александр Мюльберг, начальник управления и реализации Генплана, подобная поправка уже подана в пяти районах Петербурга, и подавать еще одну необходимости нет. Депутаты, впрочем, сочли этот вопрос чрезвычайно важным и выдели в отдельное направление работы Комиссии.

И на страже…

Важнейшим направлением работы признали в Законодательном собрании и разработку регламентов зон охраны объектов историко-культурного наследия, поскольку в соответствии с Градостроительным кодексом регламенты зон охраны должны быть разработаны и утверждены до начала разработки ПЗЗ. На сегодняшний день в Петербурге узаконены только границы охранных зон, никаких регламентов, действующих на охраняемых территориях, как заявляют депутаты, никто не утверждал. Уверения представителей ГА в том, регламенты охранных зон и ПЗЗ будут утверждаться единовременно, законодателей не успокаивают, а вызывают озабоченность – а будут ли эти документы увязаны меду собой?

Побеспокоились в ЗакСе и о зеленых насаждениях общего пользования. Виктор Евтухов напомнил о том, что все зеленые насаждения, которые собираются пересмотреть и исключить из перечня охраняемых, уже учтены в законе. «Видимо, раз закон принят, то теперь надо учитывать скверы и садики, которые в него вошли», — заявил депутат. Сергей Малков очень удивился, узнав, что внутриквартальные скверы не считаются территориями общего пользования. Виктор Полищук согласился с депутатом, что случаи, когда внутренние скверы становятся объектом для посещения всего города известны, и в качестве примера подобной зеленой зоны почему-то привел «Дворы Капеллы».

В свою очередь Алексей Ковалев привел пример из жизни своего округа. «У меня на территории два сквера, которые по факту – общего пользования: между Гаванской улицей и Весельной и на 10-й линии, дом 45, — рассказал он. – Так вот, перечень еще не пересмотрен, а инвесторы уже готовят временные регламенты застройки (ВРЗ)».

«Вы не хотите приостановить утверждения ВРЗ, хотя бы на тот период, пока не приняты Правила? От задержки согласования проекта на полгода никто не умрет», — обратился Ковалев к Полищуку. Но, как выяснилось, приостановить ВРЗ нельзя, а «можно только обсудить проблемные адреса».

И как всегда…

Однако самой большой проблемой для законодателей оказалась вовсе не необходимость разработки множества поправок по самым разным направлениям. «Самое печальное то, что тот «кирпич», который нам выдали летом для изучения, и тот документ, который мы обсуждаем сейчас – это два совершенно разных документа. Потом будут внесены всякие разные поправки от какого-нибудь «бизнес-ссобщества», комиссия их внесет, и на выходе получится совсем третий документ, — рассказал на условиях анонимности корреспонденту «Фонтанки» один из членов Комиссии. – Внесут его нам на рассмотрение 21 ноября, и фактически у нас на всю работу над ним останется две недели». «Спрашивается, что мы успеем сделать с этим измененным до неузнаваемости «важнейшим для города» документом? Получается, что наша работа носит исключительно формальный характер», — посетовал депутат.

Кира Обухова,
Фонтанка.ру