СТРОИТЕЛЬНЫЕ МАГАЗИНЫ ПРОДОЛЖАЮТ РАБОТАТЬ

В Санкт-Петербурге 30 марта несмотря на объявленную нерабочую неделю  работали все крупные строительные гипермаркеты и базы. В понедельник открыли свои двери для покупателей гипермаркеты «Максидом», «Леруа Мерлен», в режиме доставки…
Подробнее…

Тема реконструкции Сенной площади, обсуждавшаяся в городе на прошлой неделе, неожиданно получила продолжение.

К ней вернулись на заседании Совета по культурному наследию — почему-то никто из лиц, ответственных за сохранение облика Петербурга, на общественном обсуждении проектов не побывал. А высказаться хотелось многим. Выпустив пар, члены Совета пришли в хорошее настроение и пополнили список памятников еще двумя адресами.

За прессу ответишь

В начале Рафаэля Даянова, организовавшего в Союзе архитекторов обсуждение реконструкции Сенной площади, заставили отвечать за высказывания журналистов. Председатель КГИОП Вера Дементьева возмущалась освещением этого события в прессе — автор одной публикации процитировал слова архитектора Владимира Ловкачева, заявившего, что разрешение на строительство мансарды на углу Садовой и Сенной дали председатели КГА и КГИОП. «Мы ничего подобного не согласовывали, и согласовывать не могли!» — недоумевала она.

Вызвало нарекания Дементьевой и заявление архитектора Андрея Хруцкого, разрабатывающего проект застройки Сенной. «Что это такое — КГИОП не может дать точного ответа о месте нахождения бывшего храма!» — возмутилась председатель комитета по охране памятников и привлекла в свидетели своего бывшего заместителя — Ольгу Таратынову. «В 2005 году мы утвердили границы этого памятника археологии, — объяснила та. — Потом нас очень долго просил метрополитен, чтобы мы их изменили. В конце концов мы согласились, и исключили тот кусок, который был уничтожен при строительстве павильона станции метро». Всем собравшимся предъявили планы расположения фундамента — с исключенным куском и без него.

Перешли к проектным разработкам. «Вы, конечно, можете разрабатывать какие угодно проекты — понятно, что здание ПИКа хочется чем-то закрыть, — сообщила Дементьева. — Но Сенная — это площадь, и никто не позволит вам превращать ее в улицу с двумя карманами. Вы упретесь в закон». «Я именно это и объяснил, — ответил Даянов. — Теперь проект будет разрабатываться с учетом действующих законов о режимах зон охраны».

А почему без нас?

К разговору присоединились и остальные члены Совета. «А почему я ничего не знал? Я бы сходил! » — заявил с места архитектор Юрий Курбатов и тут же начал засыпать Даянова вопросами: «А кто автор проекта? На какой стадии проект? Какие будут фасады?» «А я встретил в одной из публикаций, что ПИК-2 включит в себя существующий павильон метро. Это правда?» — заинтересовался председатель петербургского отделения ВООПИиК Александр Марголис. «А почему от нас там был только один человек — Зоя Юркова? Я бы попросила в следующий раз Союз архитекторов согласовывать такие вещи с нами», — добавила Дементьева.

Выслушав разъяснения, что проекта пока еще нет, а есть только предварительная модель, о фасадах не то что говорить, а даже задумываться рано, собравшиеся слегка успокоились. Ситуацию с будущим павильоном метро (существующий будет снесен, вестибюль сделают подземным, а по эскалаторам потоки будут направляться к разным выходам) поняли, что называется, с полуслова.

Идея архитектурного конкурса, к которой пришли во время обсуждения в Союзе архитекторов, вызвала у членов Совета сомнения. «Конкурсов у нас было много, — заметила Дементьева. — Самых разных. И результаты их…». От эпитетов ее удержал, по-видимому, только солидный административный опыт. «Как вы все понимаете, результаты любого конкурса на 70 % зависят от его условий», — заключила председатель КГИОП. В итоге было решено, что Совет по культурному наследию выработает техническое задание для будущего историко-архитектурного состязания на тему «Какой быть Сенной площади».

Заметим, информация о заседании по Сенной в Доме архитектора распространялась очень широко. По каким причинам члены Совета по сохранению культурного наследия узнали об этом только после нашумевшего обсуждения, можно только догадываться.

Больше памятников, хороших и разных

Придя в хорошее настроение, члены Совета быстро включили в список объектов регионального значения сразу два адреса — переулок Пирогова, 3, и улица Глинки, 4. Правда, особняк Мордвиновых, формирующий облик улицы Глинки, вызвал сомнения. Дом был полностью перестроен в 1969-1970 годах. Интерьеры были уничтожены, перекрытия заменены. На двухэтажном здании надстроили третий этаж.

«Реконструкция, конечно, варварская. зато как изумительно надстроили дом», — заметила по этому поводу Вера Дементьева. «А кто были те архитекторы? — заинтересовались в зале. — Это же гениальные люди! Нельзя их контакты узнать?». Дом предложили поставить под охрану как выдающийся образец стилистической реконструкции. «Не получится, — задумчиво прокомментировал архитектор и экс-председатель КГИОП Никита Явейн, — сорок лет еще не прошло, чтоб можно было считать памятником…». «Ничего, до сорока еще год остался, мы подождем!» — радостно ответили ему из задних рядов.

На спорный дом посмотрели еще раз. Выяснили, что лицевые фасады — подлинные (если не считать третьего этажа). На этом основании его и включили в список объектов наследия — при двух воздержавшихся.

Конфликт возник из-за третьего объекта — комплекса зданий Артиллерийской лаборатории (Блюхера, 12). Елена Лущеко, специалист архитектурной мастерской «АРС», представлявшая результаты экспертизы, предложила исключить часть зданий либо как типовых, либо как утративших подлинность из-за частых перестроек. Присутствующие с ней не согласились.

«Что вы предлагаете сохранять? — поинтересовался руководитель первой мастерской НИИ Генплана Борис Николащенко. — Сами здания или планировку? Вы сказали, что комплекс уникально распланирован, а теперь предлагаете половину построек снести?» Депутат ЗакСа Алексей Ковалев озаботился значением Артиллерийской лаборатории для военной истории России и потребовал заключения от соответствующих специалистов. Юрий Курбатов напомнил, что с градостроительной точки зрения квартал уникален. «Это ортогональное планирование, здания расположены в шахматном порядке — ни в коем случае нельзя разрушать ансамбль!» — возмутился он.

После бурных споров пришли к компромиссному решению. «Этот объект новый, никому из нас неизвестен, — подвела итог дискуссии Вера Дементьева. — Поэтому надо организовать рабочую группу и туда съездить, чтоб самим убедиться во всем собственными глазами».

Судьба еще одного памятника из повестки дня — дома Рогова — осталась не решена. «Мы выдали инвесторам все рекомендации, они должны были представить сегодня нам проект реконструкции. Но неожиданно попросили дать им на размышление еще две недели», — пояснила Дементьева.

Елена Алексеева, «Фонтанка.ру»